deadman_alive (deadman_alive) wrote,
deadman_alive
deadman_alive

Наше ли это дело?

                                       


И вот я уже становлюсь соучастником, и не имею никакого алиби,
Перед жертвой, стоящей на моём пороге, и, единственным оправданием моим
Может служить только то, что всё это – семейные дела, семейные дела…
Но, сколь долго ещё мы будем считать всё это семейными делами?

Фиш. «Дела семейные». Из альбома «Бдение в зеркальной глухомани».


Давеча с Приятелем поспорили.
Вернее, не поспорили даже. А просто обсудили одну до сих пор животрепещущую тему.
- Задал он мне простой в сути своей вопрос: а имеешь ли ты право публично обсуждать то, что обсуждаешь Серебренникова, «Матильду»?  Ведь, если разбираться, проблемы эти – сугубо российские. И к нам отношения не имеют.
Причём, сам вопрос был задан правильно – не в императивной форме, дескать, какого хрена ты туда лезешь, в эти проблемы, а, именно, для будущего обсуждения. Дескать, что побуждает говорить о том, что нас, по сути, не особо касается. Или же таки касается?

Сам вопрос, естественно, разбивается на две части.
Первая. – Не нам обсуждать, что финансируется из бюджета России. Это – факт. Хотя, есть и здесь маленькая оговорочка, но о ней – в конце.
Вторая. – Непосредственно сама проблема.
И начать нужно, полагаю, с того, что в современном мире вопрос «касается ли тебя нечто лично или нет», не ставится. Любой человек может обсуждать любую проблему. Более того, имеет на это полнейшее право. Здесь всё несколько иначе – о компетентности уровня обсуждения самой проблемы. И в, скажем так, вежливости обсуждения этой самой проблемы.
Но, кто кому может запретить само обсуждение?
Кроме того, следует подчеркнуть, что с подобными «окриками» в Сети я сталкивался неоднократно. – Дескать, куда лезете со своим свиным рылом в калашный ряд? Кто вы такие, чтобы обсуждать наши внутренние российские проблемы?

Почему же тогда, если многие российские эксперты, а особо, лица, просто себя так именующие (кого мы встречаем гораздо чаще, нежели настоящих экспертов), берутся априорно обсуждать любые темы, связанные с США, Европой, то почему народу не поспорить о фильме или режиссерё? Только потому, что он именно российский? То есть, уже в силе паспорта своего является для нас фигурой неприкосновенной, так что ли получается? Что, народ России – некая закрытая общность, говорить о жизни которой не позволено смердам?
Уже здесь мы выходим на интересный уровень постановки вопроса. Значит, некий западный «мытэць», который экспонирует муляжи трупов, остракизЬму в самых его тотальных формах подвержен быть обязан. А если не трупы, а просто копания в частной жизни исторических личностей, или же ненавязчивая пропаганда как минимум пошлости (а, если брать по максимуму – извращения), то, потому что это – дело внутреннее российское, его обсуждать нельзя…

Как по мне, всё это – одно и то же. Обобщаемое простым словом «гадость». То, чего следует избегать. И совсем не важно уже, платят за это из бюджета, или нет. По сути своей, всё это не практически отличается от слова из трёх букв, наспех намалёванного чёрной краской в подворотне. Почему «практически», спросите Вы? – Да, просто всё. Эта краткая в своей лаконичности наскальная живопись не претендует на то, чтобы быть искусством. А вышеуказанные «творения», наоборот, заявляют, что они – и есть искусство. И тем самым программируют сознание определённой части населения. Моделируя тем самым последующую модель поведения и мышления. «А кому это вигодно?», - как сказали бы два известных нам из истории СССР человека. Никто не задумывался, особенно, в нынешней ситуации?
- Давайте вспомним, во что мы играли в детстве. Да, по мере выхода каких-то фильмов мы, советские пацаны, вдруг поголовно становились то мушкетёрами, мастеря шпаги (которых априори не было в продаже из того, что под руку попало), то ещё кем. В зависимости от того, какой вышедший на экраны фильм поражал наше воображение. Но, в основном мы играли в войну. Потому что героев тех, воистину, выходивших один за одним потрясающих фильмов о войне было не счесть. Мы с детства были готовы защищать Родину.

И сейчас мы, скромные дончане, на своей шкуре вернулись к тому, что именуется чуть ли старорежимным уже определением: «военно – патриотическое воспитание». И пытаемся заткнуть ту зияющую дыру, которая возникла в этом аспекте за годы «нэзалэжности».
Думаете, я понтов ради таскаю свою коллекцию оружия по многочисленным школам? Полагаю, всем понятно, что без этого она была бы куда в лучшей сохранности. Но. – Я прекрасно вижу, что значит для детей взять в руки тот же настоящий ППШ или ДП. – Именно в этот момент детвора и понимает, что такое преемственность поколений, глядя на клейма «1942», «1943»… И памятуя то, что дядя только что говорил - именно этим оружием ваши, ребята, прадеды освободили нашу землю от нацистской нечисти…
Вот и возникает вопрос… Мы тут делаем, кто что может. В меру сил своих. Агитируем, пропагандируем, просто рассказываем. Заново сеем зёрна почти утраченной памяти… Благо, сама нынешняя ситуация лучше всего убеждает детишек в том, что говорят им дядечки в форме.
А, вместе с тем, дети любят ходить в кино. И этому противопоставить нечего. И, что там они могли увидеть за последнее время? – Пластмассовый «Сталинград» и вообще не влезающую ни в какие ворота михалковскую «Цитадаель»? «28 панфиловцев»? – Да, допустим. Но, как мало стало таких фильмов… Мощных, простых, правдивых. Ведь понятно, что спецэффекты совсем не важны. Сколько их было в знаменитом «В бой идут одни старики»? Таких фильмов, которые будут разобраны на цитаты на десятилетия и десятилетия вперёд?

Опять полезу «не  в своё дело». – Да, с точки зрения определённой публики, мне бы просто помалкивать в тряпочку да пригибаться под очередным обстрелом. – То есть, сидеть тихо и не вякать о «проблемах горних».
Но.
Мы сейчас стоим на передовой того, что принято именовать Русским Миром. Простите за патетичность. Мы платим за свой выбор ежесекундно. Платим жизнями, здоровьем своих сограждан, судьбами их.
И тогда почему мы, отчётливо понимая, что нам не хватает именно той поддержки, о которой я говорил выше, не имеем права обсуждать серебренниковых и матильд, на которые Россия считает возможным тратить деньги. На них, а не патриотическое воспитание собственной молодёжи. С учётом того, что война уже на пороге.
- Это – та самая оговорочка, о которой сказал в самом начале….

Tags: идеология, история, память, противостояние, точка зрения
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 148 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →