deadman_alive (deadman_alive) wrote,
deadman_alive
deadman_alive

О способах демонстрации и применения силы

                             

Материал написан недели три назад. Тяжёлый. Букв много. Всё же, решусь поделиться.

Очевидно, что времени на то, чтобы удушить Россию любыми способами, у коллективного Запада остаётся не так уж и много. Процессы их собственной стагнации и развития самой России идут достаточно быстрыми темпами, что в скором будущем даст нашему государству возможность вновь занять место одного из мировых лидеров.  Почему очевидны попытки не только создать её негативный образ в глазах прочего «прогрессивного мирового сообщества». Этого уже откровенно недостаточно. И для полноты картинки возникла резкая необходимость непосредственно втянуть Россию именно в военный конфликт, полигоном для которого совсем не случайно и многозначительно была выбрана Украина. Благодаря чему, «авторам плана» будет предоставлена долгожданная возможность на практике подтвердить образ постоянно тиражируемого ими расхожего жупела. Причём, сам выбор «картинок» невелик – это: то ли медведь, то ли оскаленная бородатая личность неопределённой национальности, но обязательно – в папахе с красной лентой и звездой во лбу, сжимающие в правой передней конечности автомат Калашникова, а в левой – либо балалайку, либо бутылку водки. Более того, очевидным становится тот факт, что принятие украинского «закона о реинтеграции Донбасса» одобрено за океаном. Подтверждение тому – последние заявления, озвученные США. Это позволяет говорить о том, что давление снова будет оказываться в двух направлениях. Вторым из которых является очередная попытка втянуть Россию в открытое военное противостояние. А первым?

Для понимания этого, немного отвлечёмся. Что может сделать сама Россия для того, чтобы исключить или хотя бы минимизировать прессинг, оказываемый на неё в областях, вроде бы с политикой и не связанных? Например, в области спорта (возьмём в качестве примера проблему, наиболее обсуждаемую в последнее время). Очевидно, что отстранение сборной от участия в Олимпийских играх является лишь частью глобальной кампании по тотальной дискредитации России, первой целью которой является международная изоляция. Кампании, которая и начата не вчера. - Решения различных международных организаций, вступающие в прямой конфликт с очевидностью (кроме абсолютной очевидности того, что они, решения эти, заранее запрограммированы) уже давно не являются новостью ни для кого. Более того, стоит ли видеть просто «совпадение» в том, что МОК отстраняет Россию от Олимпиады именно после объявленной победы над ИГИЛ? Стоит ли закрывать глаза именно на откровенную ответную реакцию, на действия, направленные именно на обнуление этой победы в глазах общественности? Причём, не только международной, а и российской (в какой-то мере). Или, выражаясь по-простому, мы имеем честь воочию наблюдать за очередным актом примитивной и достаточно вульгарной мести? Более того, мести, обусловленной полной безнаказанностью мстящего.

 Увы, явление это имеет системный характер. В таком случае возникает вполне резонный вопрос - а возможно ли этому противостоять? И каким образом? Об этом говорит Евгений Кузнецов в своём материале «Мягкая сила России: чего не хватает»?
Сам термин «мягкая сила», принадлежащий в данном контексте американскому политологу Джозефу Наю, а не недавно почившему в Бозе политтехнологу цветных Революций Джину Шарпу,  характеризует глобальное влияние государства и его международную привлекательность. Активность в этом плане включает в себя «официальную помощь в целях развития, членство в международных организациях, а также деятельность неправительственных организаций и частных лиц в рамках публичной дипломатии. Позиция каждой страны в рейтинге формируется исходя из шести ключевых характеристик международной привлекательности: предпринимательство, государственное управление, культура (включает также спорт), образование, цифровые технологии, и глобальная влияние».
Кузнецов указывает, что согласно рейтингу, подготовленному центром Публичной дипломатии Университета Южной Калифорнии и пи-ар-агентством «Portland», по этому критерию Россия занимает 26 место вслед за Грецией, Польшей и Китаем. В главе - Франция, Великобритания и США.
Является ли эта концепция для России чем-то новым?
- В июле 2012 г.  Путин на совещании послов и постпредов РФ в Москве, призвал разработать новые технологические подходы к международной работе, основанные на «мягкой силе». 12 февраля 2013 г. «Мягкая сила» была официально включена в новую концепцию внешней политики Российской Федерации как «комплексный инструментарий решения внешнеполитических задач с опорой на возможности гражданского общества, информационно-коммуникационные, гуманитарные и другие альтернативные классической дипломатии методы и технологии».
И что же мы имеем на практике?
- Для примера можно озвучить приведенные в статье данные о количестве профессиональных сотрудников ООН, представляющих конкретные государства:

Профессиональных сотрудников в 1996 г. Профессиональных сотрудников в 2016 г. Финансовый вклад (млн. долл. США)
РФ 564 549 77
Франция 1248 2059 122
США 1941 3212 1200

Подобных примеров можно приводить много (это и МОК, и ВАДА, и ОБСЕ), но вопрос остаётся открытым. – Очевидна нехватка российских представителей в различных международных организациях. Тогда, что это – расхожий популярный тезис о «российской нерадивости» или всё же понимание того, что против лома нет приёма?

На практике же получается, что и доселе упор делается на официальную дипломатию, которая уже зачастую не может решить задачу сопротивления усиливающемуся по всем фронтам влиянию. Да, увеличить количество своих представителей в международных организациях всех уровней, безусловно, есть путь усиления собственной позиции с целью не только не обрекать себя на то, что одинокий голос потонет в общем гуле, а и реализации возможности его в какой-то мере перекрыть.
С другой стороны, возникает закономерный вопрос – насколько эффективной  будет эта активность против целенаправленно действующей программы.
Глядя на таблицу, приведенную выше, допустим, что количество сотрудников России в ООН стало таким же, как и у США. При этом не следует забывать, что Америка в реализации собственных международных программ опирается не только на свои голоса, а и голоса своих союзников. И, чего уж тут греха таить, голоса тех «союзников», которые, по сути своей, являются вассалами. Отсюда прямо следует, что и Россия в свою очередь должна опираться на государства, являющиеся её союзниками и партнёрами. Против которых соперником постоянно ведётся целенаправленная борьба, ставка в которой очень высока – Штаты оказались  перед лицом утраты собственной мировой гегемонии. В силу чего Америка уже не стесняется играть в международные политические шахматы весьма специфическим способом – фигурами, монолитно отлитыми вместе доской.
Боюсь показаться циничным, но в этом контексте постоянно вспоминается диалог из повести Стругацких «Хищные вещи века»:
- Культура должна не входить в народ, а исходить из народа. Народные капеллы, кружки самодеятельности, массовые игры — вот что нужно нашей публике…
- Нашей публике нужна хорошая оккупационная армия, — сказал человек с пластырем.

Нельзя исключать возможности того, что дипломатические способы решения вопросов и проблем Россией просто исчерпаны. И исчерпаны они именно благодаря усилиям оппонента, который показательно не желает их воспринимать.
Давайте вспомним, когда т.н. «мировое сообщество» (так и хочется впереди этого словосочетания добавить ироничное определение «уважаемое»), впечатлялось вдруг значимостью России? Первым был, естественно, Крым. Хоть и послужил он поводом для массовых обвинений в «агрессии», пусть и огульных. – Невзирая на то, что отколовшись от недружелюбного украинского «материка»,  «Остров» резко ушёл в безопасную и долгожданную гавань, произошедшее сдало оппонентам двух тузов в прикупе. – Допустимой и обычной стала возможность бесконечного тиражирования изначально предвзятого толкования данного прецедента и применение этого шаблона повсюду, где только возможно.
Вторым «впечатлением» стала, естественно, Сирия. - События, проходившие уже в ином ключе. Где точка была поставлена, пожалуй, «Калибрами», ещё задолго до завершения самой операции. Остальное было уже не так и важно. Всему «уважаемому мировому сообществу» стало предельно ясно, что уютный для него образ «лапотной России» действительности не соответствует. И это – лишь после спорадической демонстрации возможности ведения дистанционной войны. И, что наиболее важно - её эффективности. Причём, «калибром», для начала, весьма малым….

Из этого вытекает очередной вопрос. – Почему Россия не может убедить своих противников прислушиваться к её заявлениям, выражаемым в мирной форме, предложениям вести открытый и прозрачный диалог? Почему жесты доброй воли трактуются исключительно как демонстрация собственной слабости, и лишь последующая вынужденная «калибровка» ситуации воспринимается всерьёз? Почему с Западом невозможно говорить на языке равных? Является ли это проекцией на геополитику чисто человеческих взаимоотношений, когда к великану, предлагающему выяснять отношения не с помощью кулаков, заведомо относятся как к трусу? А в качестве аргумента воспринимается лишь демонстрация силы в тот момент, когда очевидно, что прочие способы убеждения не работают?
Вместе с тем, отменяет ли всё вышесказанное необходимость применения «мягкой силы»? Наверное, нет. Коль война идёт по всем фронтам, стоит ли игнорировать те участки, где вероятность быстрого достижения успеха не столь велика? – Вряд ли.

Теперь есть смысл вернуться к недавнему вопросу о миротворцах на Донбассе, поднятом Путиным. Который так же является проявлением «мягкой силы».
В ответ на что США, в привычной для них манере тут же предложили своё видение решения проблемы, суть которого фактически сводится к популярному на Украине заявлению, гласящему, что Донбасс должен стать безлюдным. И в этом, кроме очередного жирного подчёркивания имени того, кто был зачинщиком и инициатором самого вооружённого конфликта, есть аспект куда более важный – очевидно очередное игнорирование предлагаемого диалога и возврат к огульным обвинениям.  Что доказывает (особенно, учитывая и новый украинский «закон о реинтеграции», и последние американские заявления, в одну обойму с которыми ложится и попытка блокировки мобильной связи в Республиках), что американскую сторону  не устраивает урегулирование конфликта. Даже в случае замораживания его, представляющем собой  достаточно неудобный для всех вариант развития событий, для США всегда остаётся возможность в нужный момент его резко «разморозить».

Возвращаясь к предложенному Путиным варианту ввода миротворческих сил ООН. - Какие страны, не входящие в НАТО, могут предоставить свой контингент для такой миротворческой миссии? Это – Белоруссия, Казахстан, Сербия, Финляндия, Австрия и Швеция. Среди которых нет откровенных американских вассалов. Правда, ситуация с Казахстаном в последние месяцы может вызывать некоторые вопросы.
Важным аспектом миротворческой миссии ООН является именно её беспристрастность по отношению к любой из сторон конфликта. Кроме того, для её реализации необходимо согласие всех сторон, включая Республики Донбасса.
Миротворческие силы должны именно контролировать состояние нынешней границы Республик с Украиной, одновременно являющейся сейчас и линией фронта, предотвращать возможность ведения там боевых действий. После чего возможен будет  переход к вопросу об урегулировании конфликта. Вместе с тем, само урегулирование подразумевает принятие компромиссных решений, удовлетворяющих все стороны. Что ни для Украины, ни, естественно, для США не является приемлемым.

Так же необходимо уточнить, чем для России является конфликт на Донбассе.
Увы, Украина – не Крым. В противном случае, она отвергла бы произошедший вооружённый переворот, противостояла бы ему, а не поддерживала. Для России же  присутствие рядом государства, в котором антироссийская истерия нарастает день ото дня, на протяжении длительного периода времени тоже невозможно. Почему и поднимается вопрос именно о переформатировании самой Украины, точкой отсчёта которого стал Донбасс. Но процесс этот – долгий. И начинать его нужно именно с прекращения огня, дабы исключить дальнейшие бессмысленные жертвы и разрушения и снизить общий накал противостояния.
Камнем преткновения является нежелание Киева (читаем – США) принимать компромиссные решения. За чем очевидно желание поддерживать конфликт именно в статусе тлеющего или замороженного. Донбасс – не Приднестровье. Это – промышленный регион, экономика которого в случае замораживания конфликта может претерпеть необратимые негативные изменения. Стоит понимать, что в случае его «возвращения назад в Украину», экономика эта будет подчинена украинским же законам её развития, имеющим очевидную тенденцию к общей деиндустриализации. То есть, сам регион окажется в положении даже худшем, нежели теперь.

Из чего можно сделать вывод о том, что на настоящий момент Штаты продолжают пытаться реализовывать собственную политику, направленную не на урегулирование конфликтов, а на приобретение новых сфер влияния. Причём, любой ценой.
Судя по всему, сейчас США по-новому трактуют визионерскую политику своего 28-го президента Вудро Вильсона, взяв за основу и визионерство и «позицию безальтернативного решения проблемы послевоенного мира; можно даже сказать, что он встал на позицию «все или ничего» — либо воюющие стороны соглашались с его планом мирного урегулирования европейских проблем, либо мир оказывался в положении, говоря современным языком, «замороженного мирового конфликта».
Усилия Вильсона по предотвращению новой мировой войны нашли неожиданное прочтение. - Выборочно оставлены «всё или ничего» и «любой ценой». По поводу же предотвращения угрозы очередной мировой войны… - Хоть и ООН, являющейся фактической наследницей Лиги наций, и удалось до сегодняшнего дня эту задачу выполнить (в отличие от последней), ограничить США в развязывании локальных конфликтов по всему миру, не удалось. Более того, эту тактику Штаты продолжают сравнительно успешно для себя применять и по сей день.

Tags: противостояние, точка зрения
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 177 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →