deadman_alive (deadman_alive) wrote,
deadman_alive
deadman_alive

Сепаратизм. Чисто бытовой, ничего более.

                                 


Прямо дороженька: насыпи узкие,
Столбики, рельсы, мосты.
А по бокам-то всё косточки русские…
Сколько их! Ванечка, знаешь ли ты?

(Н. Некрасов «Железна дорога»).

Я с понедельника думал, стоит об этом говорить, или нет. И решил – таки, что стоит. Ибо, показательно.
Собственно говоря, неудобные вопросы по поводу интеграции оккупированных Украиной территорий областей Донбасса я задавал с самого начала. Контекст был прост – а готовы ли они, простые люди, живущие там и сочувствующие нам, самостоятельно принять те же «тяготы и лишения», вполне очевидно сопутствующие  становлению нового государства, что приняли и мы?
И дело даже не в том, до конца ли всё осознаётся, или нет. Лишь бы потом вы хором не орали – какие мы сволочи и куда вас заманили. Прочего не нужно.

Учитывая то, что общаюсь я со многими городами Донецкой области, попавшими под украинскую оккупацию, всё же, писать буду о Мариуполе. И именно потому что этот город может быть именно индикатором в качестве самого «ватного» и «сепарского», равно как и то, что волею судеб, у меня там наибольшее количество респондентов. Родственники, друзья, приятели. Так, вот…
Что же там происходит, в этом Городе Скрипящих Статуй, ой, простите, в Городе блакытно – жовтых портовых кранов, «городе без АТО», как его подают укранские СМИ…

Ещё в 2014-м я выдвигал простые и не совсем удобные именно для нас истины. – Готовы ли вы, друзья мои, к безработице, коллапсу банковской системы, просто, к новым правилам во всём, не считая такой «обыденной мелочи» как ежедневные обстрелы? – Тогда, в 2014-м, 2015-м, мне, хоть и сомневаясь, говорили «да». Сомнения понятны. В такой вот омут, да с головой…
Я, заметьте, и не ожидал даже таких откровений как «Простите нас, что мы молчим»…

Да, Мариуполь был именно шокирован приходом украинских нацистов, которые с тех пор стали править бал в городе. Кроме того, никто не забыл и шок от событий 9-го мая 2014-го. И тогда мне приходилось иногда долго объяснять – ребята, поймите, то, о чём я вам говорю, очень далеко от лирики порыва. Это – непривычный вам мир. Тем более, мир,  в котором каждый из вас может погибнуть в любую секунду. Подумайте. Потому что лучше отказаться сейчас (мы вас поймём), чем потом орать о том, как вас обманом куда-то затащили…
Но отвечали мне тогда – мы хотим быть с вами. Правда, чего уж тут греха таить, отвечали не совсем уверенно. Что, собственно говоря, понятно. Кто захочет, насмотревшись на последствия непокорности, обозначенные ранее и более чем конкретно, попробовать применить их к самим себе? Но, не взирая на это, Мариуполь продолжал оставаться самым «ватным» городом. И изъявлял желание…

Вот, прошли годы.
Хотя, спешу доложить Вам, в разговорах постепенно что-то менялось. Снижался градус накала неприятия. Скажем так…  Менялось неуловимо, таким образом, что словами это описать достаточно трудно. Но, всё больше и больше проявлялась некая вполне ожидаемая притерпелость… Дескать, вы там, а мы здесь. И даже умозрительно всё больше и больше ощущалось то, что расстояние между нами увеличивается, увеличивается и увеличивается…  112 километров, 150, 180, всё больше и больше…

- Была у меня такая миниатюра «Ушельцы». – От края обрыва отделяется кусок почвы, населённый какими-то старцами в мохнатых шапках. И плавно отчаливает от «материка». Здесь, пожалуй, то же самое. Под влиянием обстоятельств, трещина между мирами (которая по определению Кастанеды есть Сумерки) всё увеличивается и увеличивается. И каждый их нас, находящихся по разные её стороны, остаётся в своей жизни,  своём мире. А эти жизни и миры всё более и более удаляются друг от друга… И нас всё больше и больше растаскивает. Впору вспоминать старую песню: «Мы разошлись, как в море корабли»…
Увы, на данный момент я вижу этот процесс необратимым. Ничего поделать нельзя. Почему в корне не согласен с некоторыми представителями мариупольской блогосферы, снуло и однообразно из года в год на всех возможных ресурсах живописующими «ужасы оккупации» с припиской «всему своё время».

Давеча пообщался с новоявленным жителем Мариуполя («уехавшим с работой в 2014-м) «наживо», як кажуть вна.
И озвучена мне была преинтереснейшая со всех сторон точка зрения. Да, на эту тему можно писать бесконечные панегирики об украинстве головного мозга, офисном планктоне и т.д. Но! Из песни ж слов не выкинешь! Более того, отнесусь я к этом максимально спокойно, как и подобает в таком случае. С точки зрения именно паталогоанатома.
Так, вот, в общении с представителем офисных работников (гусары, не обобщать!!!) ибо их, как ни крути, а чересчур уж много в нашем нынешнем мире, озвучено было следующее. (От себя добавлю один лишь комментарий – феерическое):

- У нас на работе отдел сепарский дико. Мы все – сепары конченные. Но, мы не хотим в жить с непризнанной республике.
- Подожди… Давай будем очень осторожно относиться именно к формулировкам. Ибо, посыл понятен и особых возражений, увы, не вызывает. Но, Дьявол кроется в деталях. Ведь  именно в этой версии всё звучит именно дьявольски мерзко.
- Да, именно так. Мы не хотим жить в непризнанной республике. Вот вы войдите в состав России, тогда и мы к вам подтянемся. А пока – звыняйте.
- То есть, ребята, вы хотите чисто по-хохляцки въехать в рай на чужом горбу?
- Называй, как тебе угодно, но в непризнанную республику мы не пойдём.
- Подожди, вот вам сейчас озвучили идею Малороссии. Поднимайтесь, собирайте референдум (хотя, сказал я это чисто для проформы, чего уж тут душой кривить).
- А как мы будем собирать референдум? – Нам этого не надо, чтобы нас всех «закатали». Вот вы интегрируйтесь в Россию, а тогда и мы…
- Вопрос хороший, но тогда, всё равно, референдум собирать нужно будет…
- Нет, вы нас тогда сами присоединяйте, никаких референдумов… М-м-м-м-м..

Хотелось бы, конечно, задать вопрос – а, каким образом присоединять, но, услышав вполне ожидаемое «м-м-м-м-м», понял, что всё это – опять таки, наши проблемы. Типа, ваш  тигр, вот сами с ним и разъябувайесь. Хотите Мариуполь – так сделайте нам хорошо! И за ценой просИм не постоять!

ЗдОрово, правда?
Я, кстати, не стал расшифровывать таких банальностей как…
- А кто подумал о том, что… Вот, например, мы вас героически освободили. Предварительно присоединившись куда надо, дело ясное. Но, задумывались ли вы, ребята, хоть на секунду, а что дальше? Что дальше, а? Хотя бы на основе крымского опыта? Куда вы собрались продавать продукцию своих меткомбинатов? Или и здесь вам дорогу прекрасную грудью проложить? Уж после этого напрашивается очевидное: «жаль только  жить»… При таком раскладе, жить будет жаль, откровенно…

Да, вопрос о продаже продукции актуален только в одном случае – если ваши меткомбинаты до этого времени вообще доживут. Или, как подвариант, что укры их при отступлении не взорвут. Что, кстати, тоже очень возможно.
Вот и становится тогда вопрос – а кто при этом виноват будет? Если честно, я круг виновных вижу уже сейчас. И для меня он далеко не утешителен.
Хорошо, можете возразить, что это мнение офисных сотрудников. А что скажут сотрудники меткомбинатов и члены их семей, с учётом того, что эти два предприятия являются (ни более, ни менее) градообразующими? Полагаю, такой разрез кое-что меняет…

И всё это по простейшей причине – Украина делает своё черное дело. - Мозги рашпилем обтачивает без наркоза. Но, не только это. Она воспитывает именно ту самую наиболее страшную чугунную притерпелость к себе самой. Которая может начать ломаться только тогда, когда кривые уровня жизни у нас и у них не то что пересекутся, а когда их точка на этой кривой окажется существенно ниже нашей. Вот тогда, возможно, (подчёркиваю, только лишь возможно), произойдёт некая переоценка ценностей.
Почему так? А тогда больше деваться будет некуда, вот почему…

Я прекрасно понимаю тех ребят из Мариуполя, которые сейчас воюют на нашей стороне. Им безумно хочется вернуться домой. Отвоевать свой родной город. Но пока остаётся один животрепещущий вопрос – насколько рады они этому будут?
А пока мы можем на примере отдельных, подчёркиваю, социальных слоёв наблюдать, что весь мариупольский (да и прочий) сепаратизм и не собирается выходить за рамки чисто бытового уровня. То есть, побрэхэнек на кухнях.
Tags: 404, Донбасс, интервью, противостояние
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 130 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →