deadman_alive (deadman_alive) wrote,
deadman_alive
deadman_alive

О Храме

                                 
                                           


При СССР все мы воспитывались в атеистическом ключе. Но уже проходя Срочную службу в Москве (1985-87), меня бувально убивали приснопамятные «храмы на картошке» (согласно меткому выражению Отсапа Ибрагимовича). Было в этом нечто беспредельно кощунственное даже для моего молодого комсомольского сознания.

В Исаакий, как сейчас помню, впервые попал одиннадцати лет от роду. И даже в этом возрасте меня поразила несуразность превращения церкви в музей…  Именно несоответствием самого  Предназначения и назначенного ныне содержания. Даже в те младые пионерские годы подумалось – лучше бы уж закрыли просто…
Почему я не поднимал эту тему ранее? Честно скажу – ответа у меня нет. Наверное, не хотелось трогать «не свои вопросы». Но когда об этом, как выяснилось, думаю не только я, а и Друг – дончанин, полагаю, тему поднять таки стоит. Да, понятно, что не нам судить и в чужой монастырь со своим Уставом не ходят. Хотя, почему бы не высказать своё мнение и нам?


Оригинал взят у vvfidel в Разрубить Исаакиевский узел. Взгляд со стороны

Я живу в Донецке. Том самом. Но я был в Питере. Знаю, что такое Исаакиевский собор. И, с одной стороны, вся эта суета вокруг Исаакия так мелочна, по сравнению с обстрелами Донецка, Горловки, приазовских сёл, на фоне изрешеченного пулями и снарядами Иверского монастыря около донецкого аэропорта. Но с другой стороны, необходимо сказать, что для верующих Исаакий сейчас – не менее Иверский монастырь. Разница лишь в уровне запущенности.                              
Вы скажете, мол, ты что, совсем дурак, сравнивать «цветущий и пахнущий» Исаакиевский собор с заброшенной разрушенной церквушкой под Донецком. Но вы размышляете материальными категориями, а у православных верующих совершенно другие мерила – духовные.

Святой Матфей сказал: «Quae sunt Caesaris Caesari et quae sunt Dei Deo» («Воздатите кесарева Кесареви и Божия Богови»). Конечно, многие нынешние люди настолько «современны», что им совершенно до лампочки как Исаакиевский собор, так и церквушка в каком-нибудь глухом мухосранске. Как и новозаветные слова Апостола.

Однако, с позиции верующих, Храм – это место, прежде всего, для молитвы. И что-то я не слышал, чтобы в иудейском Храме Соломона был музей.

Любой Храм должен использоваться по назначению. Не станете же вы в магазине требовать стирать вам носки, в прачечной – играть на трубе, а филармонии – продавать морковку.

Всему своё место. И в Храме не дóлжно торговать овощами или играть фьюжн.

Музеи на месте любых храмов очень любили создавать люди, для которых они не являлись местом для молитвы – атеисты и пришлые иноверцы. Например, англичане так поступали с индуистскими храмами. А коммунисты из Исаакия в одно время сделали музей атеизма. Так зачем же русские позволяют так поступать со своей святыней сейчас?

Объяснение только одно. Исаакий не хотят отдавать Церкви именно они – иноверцы и атеисты. И повод нашли как бы весомый: чисто как церковь собор себя якобы не окупит, а рядом полно других церквей, чтобы помолиться.

По аналогии это выглядит так. Есть огромный источник чистейшей воды, а рядом с гор сбегают ручьи поменьше. Ты хотел бы попить, но тебе говорят, что пить здесь можно только два раза в неделю, а в остальное время источник закрыт.

Как думаете, если сектантам из группы оппозиционеров губернатора Полтавченко, выступающим за оставление Исаакия в качестве музея, предложить пить чистую воду только два раза в неделю, а в остальное время, чтобы пили прямо из Невы, сколь охотно они на это согласятся? Я думаю, будут очень против.

Вот так же и верующие. Они выступают за доступность чистого источника веры людям. И чтобы в этом источнике не баламутили воду прихлебатели. Иначе, Исаакиевский собор для них становится разбитым Иверским монастырём под Донецком с редкими службами.

Иноверцы радуются и смеются с перипетий вокруг Исаакия. Им наверняка доставляет удовольствие, когда пожилая почётная музейная работница в Храме говорит, что она верующий человек, но платок носить при этом не обязательно, хотя это богохульство.

Знаете, рабочим пишут инструкции, а военным – уставы. Они написаны на крови. Их невыполнение – чревато последствиями. Иногда летальными. Не убрала работница волосы под головной убор – закрутило голову в станок. Уснул на посту солдат – зашли диверсанты и вырезали весь дозор.

Так и для верующих написаны свои законы – Библия, апостольские послания. Апостол Павел в Первом послании к Коринфянам совершенно чётко написал: «Всякая жена, молящаяся или пророчествующая с открытою головою, постыжает свою голову; ибо это то же, как если бы она была обритая. Ибо, если жена не хочет покрываться, то пусть и стрижется; а если жене стыдно быть остриженной или обритой, пусть покрывается. Итак, муж не должен покрывать голову, потому что он есть образ и слава Божия; а жена есть слава мужа. Ибо не муж от жены, но жена от мужа; и не муж создан для жены, но жена для мужа. Посему жена и должна иметь на голове своей знак власти над нею, для Ангелов. Впрочем, ни муж без жены, ни жена без мужа, в Господе».

То есть, вы понимаете, что для истинно верующего человека, таким образом, сказать, что женщина может находится в молитвенном месте без платка – это то же, что сказать военному, что ему нужно спать в карауле во время войны.

Тем не менее, именно так рассуждает Нонна Александровна Бубнева, проработавшая в Исаакиевском соборе больше 50 лет. На вопрос, верующая ли она, эта женщина ответила сайту «Бумага»: «Да, конечно. Вы понимаете, люди сейчас считают, что, например, обязательно надо быть в платочке. Я считаю, что нет. Потому что раньше женщина на улицу не выходила без головного убора, сейчас другое время. Не в платочке дело, ты должен верить» (http://paperpaper.ru/isaak-bubneva/).


Нонна Александровна до сих пор водит по собору экскурсии, а нынешней весной городские власти наградили ее премией «Женщина года — 2017» в номинации «Культура».

Возможно, как музейный работник она ценный кадр. Вероятно, она хороший человек. Она носит георгиевскую ленту, говорит во многом правильные вещи. Но для верующих она – богоотступница, которой дóлжно приходить в Храм исключительно для покаяния, но уж точно не на работу. Как и всем «научным работникам» Исаакия, пытающимся вернуть в него атрибуты антирелигиозного советского музея, подобные маятнику Фуко.

Для чего питерские либеральные власти вытягивают на свет таких персонажей, выталкивающих людей из русского православия?

Глядя со стороны, совершенно очевидно, что против передачи Исаакиевского собора Церкви выступили такие вот музейные работники, заинтересованные в своей «точке», а также выползшие из тьмы «болотные» силы. Они дремали до поры в своих оппозициях законодательного собрания, пока не возник удобный информационный повод.

Нужно понять одну простую вещь: этим людям, на самом деле, наплевать на Исаакий. Они хотят всего лишь засветить свою оппозиционную задницу. Это политические Виталики Седюки. Им важно лишь, чтобы их на Западе заметили, какие они охрененные демократы. Нынешняя российская оппозиция слаба и убога. Требует свежих лиц. И почему бы им не быть питерскими. В противовес питерскому Путину.

Мне очень жаль питерцев, которые не проводят здесь никаких аналогий с киевским майданом. А ведь в 2014-ом в Киеве начали убивать всё русское на Украине. Так же и в Питере цинично убивают в русских православных их веру.

Совершенно очевидно, что «болотные задницы» предлагаемый ими референдум по Исаакию проиграют с треском. Особенно, при открытой поддержке передачи собора РПЦ президентом Путиным, имеющим заоблачные для них рейтинги. Так зачем же давать им оттягивать из бюджета средства на эту никчемную, раздутую из ничего акцию?
Нынешний президент России вполне может быстро и эффективно разрубить этот Исаакиевский узел. Одним своим указом.

Есть ощущение, что именно он это и сделает.

Вадим ДОВГАЛЮК-КАСИМОВ

Tags: Вера, точка зрения
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 179 comments