deadman_alive (deadman_alive) wrote,
deadman_alive
deadman_alive

Донбасс. Хроники разлома и точка невозврата.

                                             

Когда недавно писал о том, что эта весна для нас третья, я не ошибся. Во всяком случае, со своей точки зрения. Которая не может претендовать, естественно, на абсолютную истину, но…
Почему, попытаюсь объяснить.

Давайте вспомним. Да, ещё не началась война, был март, апрель…

После десятилетия откровенного бреда, начавшегося на оранжевом майдане, мы всё же нашли в себе силы окончательно противопоставили себя той Украине. Или, вернее, тому, во что она превратилась. Сказали, что не будем более терпеть её выбрыков, её прогрессирующей на глазах, как саркома, нацистской идеологии, её упаднического пораженчества. Мы не согласились более принимать участие в дальнейшем развитии украинского эксперимента, когда дети и внуки победителей привселюдно и с особым рвением лижут пятки побеждённым. Более того, понимали, что суть этого эксперимента вдобавок и самоубийственна. И поэтому заявили, что вступать в столь популярный  всеукраинский клуб леммингов не намерены. Причём, не намерены любой ценой.

Да, война началась. И воевали мы с тем, что было с той стороны в головах. Начиная с вояк, беспардонно  обстреливавших города, кончая теми, кто пять пар обуви истоптал, бегая за телефонными «пополнялками», чтобы «жертвовать» каждые пятнадцать минут по пять гривен на укроармию.
Война шла не только на фронте. Она переместилась и в плоскость информационную и в плоскость моральную. Ведь вопрос «с кем ты?», актуален до сих пор. Надеюсь, все «харьковские разговоры» помните. И те, кто выбрал сиюминутное благополучие, закрывая глаза на преступления хунты, тоже преступники.
Но, при всём при этом, мы оставались Украиной. У нас всё было украинское – товары с тех территорий, валюта… Да, всё, кроме управления и самой Идеи.
Именно обстрелы городов провели жирную черту разграничения. Но, что было ещё?
Что очень показательно в тот момент, разграничение началось именно с той, с украинской стороны. Когда сначала вывели отсюда банки. Потом и деньги, если помните. – Как находили горы уничтоженных гривен на мусорниках, которые оценивались в миллионные суммы. Задачей попутно стояло и оставить население без денежной массы.
Потом перестали выплачивать пособия пенсии…

В то, что это всё были принуждения по «крымскому варианту», дескать, заставить нас восстать против нового руководства, это, полагаю, чушь. Ничего здесь нет более, кроме издавней украинской привычки нагадить под дверью, если страшно выйти на бой один на один. И ещё одного. Ну, не верю я в то, что укроруководство настолько самостоятельно, чтобы принимать решения подобного масштаба. Всё это, как кажется, спускалось сверху. Хозяева укров уже тогда понимали, что сделать им с Донбассом ничего не удастся. Поэтому и внедрялся где мог геноцид в лайт-версии (хард-версия, которую они себе, к счастью, не могли позволить, это дымящиеся руины).
Возвращаясь к событиям лета 2014-го, вспоминается очень неприятное. Мы понимали, что до сих пор связаны с Украиной во всех сферах. И думалось тогда, глядя на пустеющие на глазах полки магазинов – а что дальше? Ведь существовал вариант, что здесь можно будет просто подохнуть  голоду, имея деньги. Только потому, что на них просто нечего будет купить. И становился вопрос – а каким образом мы будем выпутываться из всего этого?
И ответ на него пришёл только в последних числах апреля 2015-го. Когда начались массовые поставки продуктов и товаров из России. Потом введение рубля… Шаг за шагом, а ситуация выравнивалась.
В ответ на что, Украина всё больше и больше усиливала свою изоляционистскую политику.  Что с любой точки зрения – дикость. Чего вы хотите добиться, теряя рынки? Теряя поступления в собственный бюджет? Кроме того, когда всё то, чем вы ещё недавно столь удачно спекулировали, уже не нужно никому, ибо замещено другими?  Не дикостью это является в одном случае – когда работает план отделения. Пусть и постепенный.

Не скрою, что и с нашей стороны мне видятся подобные настроения. Но они оправданы. Сейчас уже сравнительно мал перечень того, именно украинского, чего мы бы не могли получить из другого источника. Но, вероятность того, что с Украины зайдёт всякая шваль и гниль велика. Ведь не мы постоянно засылаем к ним диверсантов, а, как раз – наоборот.
Более того, мы порвали с Украиной. Порвали через чудовищную боль и кровь. И моё личное мнение (никому его не навязываю, подчёркиваю) – нечего туда более ездить. Разве что, кроме случаев, когда семьи находятся по обе стороны.  Да и то…. Сколько наслушался нецензурщины от ездивших туда. Вывод один – об Украине следует забыть. Мы сами, кстати, сделали этот выбор. Что же, давайте его придерживаться. В противном случае, желание усидеть между двух стульев, сами знаете, к чему обычно приводит.
Да, пока нас связывают с ней коммуникации, системы жизнеобеспечения. Если подачу электроэнергии, связь и т.п. можно переподключить, то с водой так не получится. И это, наверное, будет последним, что нас связывает.

А сейчас мысль о том, что Украина внутренне отказалась от Донбасса находит своё подтверждение в той самой «блокаде». Не стоит их считать тупее паровоза, всё они понимают. Просто, видать, сил бороться за Донбасс у них уже нет. И не спасают никакие бонусы в виде поступлений в госбюджет. Потому что сам проект «Украина» уже сворачивается. И территориально в том числе.

Что же, всё-таки, считать точкой невозврата? – «Блокаду», повлекшую за собой вполне прогнозируемый перевод ахметовских и прочих предприятий под управление Республик? Так, она была уже одной из финальный сцен этой слегка затянувшейся пьесы.
А точкой невозврата, полагаю, был всё же Референдум. А остальное – просто движение по выбранному пути. Достаточно быстрое и уверенное, заметьте. Это если душой не кривить.

Tags: Донбасс, противостояние, точка зрения
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 236 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →